Мекка дота-подобных игр. Регистрация для адекватных

Поиск на сайте
Онлайн: 32 пользователей

[Фик по LoL] Never-Ending Story

 
Модератор
Постов: 1994
Карма: 89
 0  
Привет, дбшка, вот, написал фанфик по лолу. Советую прочитать, даже если не любите лол как игру - произведение я сделал максимально самодостаточным. Я хотел разделить все на несколько частей под спойлерами, чтобы вам было удобнее, но по непонятной причине форум ломается, если я так делаю :Е так что читайте так.

Продолжение!

Часть 1.
Жаркий июльский полдень. Солнце нещадно припекает; тишина царит кругом. Даже птицы замолчали, изнывая от сорокаградусной жары. Абсолютный покой царит в такие моменты в деревне Нижний Ручей и в ее окрестностях; практически никто на улицу и носа не кажет, сидят люди по домам; а дворовые собаки исступленно ищут, куда бы спрятаться от вездесущего солнца…
Но мастеру Келлари, деревенскому Старейшине, все было нипочем, ибо находился он под сенью могучих дубов. Здесь протекала река Семянка; от нее, и от сырой земли шла мягкая прохлада. Кроме того, именно здесь, в трехстах метрах от деревни, именно в этом месте, находился выход наружу одного из подземных притоков Семянки. Настоящий родник! Вода в нем была чистая и очень холодная. Таким образом, мастера Келлари спасали от жары плотные густые дубовые кроны, прохладца, присутствующая в воздухе, и ледяная водица.
Пожалуй, самым лучшим было то, что кроме мастера Келлари об этом месте никто не знал; и здесь он мог отдохнуть, поразмышлять в одиночестве, уверенный, что никто его не побеспокоит. Особенно в такой жаркий день.
Как выяснилось, он ошибался.
Мастер полулежал на предусмотрительно расстеленной материи, прислонившись спиной к стволу дерева, когда позади него раздались осторожно сказанные слова:
- Мастер Келлари?..
Старик улыбнулся.
- Ах… Давайте, подходите. – проговорил он. Именно “подходите” – ибо он знал наверняка, что пришедший был не один. Ведь голос принадлежал Гарену Хафеллу, шестнадцатилетнему мальчишке, который был предводителем целой банды сорванцов.
И действительно – вскоре рядом с Келлари, наслаждаясь прохладой, на траве растянулись шестеро местных ребят. Всех их мастер, конечно, знал.
Вон тот худой, долговязый темноволосый парень с длинным орлиным носом и тонкими пальцами – Зинг Фукс. Ему семнадцать, он самый старший в этой компании, а потому чаще всего на него и возлагают ответственность за их проделки. Зинг – хороший парень; он работящий, серьезный; правда, рассеянный чуток. Мать его – аптекарь, а потому Фукс-сын разбирается во всякого рода травах.
Следующий – красавец-шатен, пропорционально сложенный, развитый физически Гарен Хафелл. Как уже упоминалось, ему шестнадцать; он – негласный лидер этой ребяческой команды. Причина этого – в его упрямстве, силе воли, находчивости и общительности. Гарен – сын кузнеца. Он мечтает о подвигах, хочет стать рыцарем и вот уже года два помогает отцу в кузнице. Келлари улыбнулся, вспомнив, как молодой Хафелл однажды заявил ему: “Когда-нибудь мое имя прогремит на всю Демасию!”
Третий – Лекс Сафрин. Вот этого Келлари всегда недолюбливал. Сафрин всегда был личностью непростой, никто никогда не знал, чего от него ожидать. В определенной мере отталкивала и его внешность – темные запавшие глаза, длинные волосы, нестиранная одежда. Мать и отец Лекса – алкоголики, деньги достают, подрабатывая на лесопилке. Сам Сафрин более всего на свете любил копаться в книгах, а потому очень много сидел в библиотеке.
Следующий – улыбчивый блондин с веснушками, Эдек Шмерр. Эдек – ровесник Лекса и Гарена, но выглядит младше, да и ведет себя по-детски зачастую. Он основной объект внимания девушек деревни, примерно наравне с Гареном. Шмерра легко узнать издалека по огромной широкополой шляпе, которая ему великовата. Он приобрел – или украл? – ее на недавней ярмарке и с той поры ходит в ней, не снимая.
Единственную девушку в этой компании звали Шелли Трех. Ей пятнадцать; в ее стройной, аккуратной фигуре уже угадываются признаки взрослости. Шелли родилась не в Нижнем Ручье; многие годы назад ее, тогда еще месячного ребенка, сюда принесла одинокая мать – Темия Трех. Что случилось с Темией там, откуда она родом, никто никогда не спрашивал. Дочь ее, Шелли, была весьма умна; это в ней сочеталось со вспыльчивостью и нередко – агрессивностью. Мастера Келлари она всегда немного пугала; чувство это было совершенно необоснованным, однако. Во внешности ее стоит отметить такие детали, как огромные глубокие глаза, радужки которых имеют диковинный цвет расплавленного золота, темные коротко постриженные волосы и ямочки на щеках.
И, наконец, шестой, и самый младший – Оуэн Талон. Этот спокойный, рассудительный четырнадцатилетний мальчишка зачастую поражал окружающих точностью своих суждений и остротой мысли. Как и Шелли, он был родом не отсюда; только родителей у него не было совсем. Оуэн долгое время путешествовал со странствующим цирком, но три года назад отделился – точнее, сбежал – и остался в Ручье, где его приютил сам мастер Келлари. Этот паренек был ему как родной.

- Что, тоже от жары прячетесь? – ехидно поинтересовался Келлари.
Ребята закивали; все, кроме Шелли. Девочка, пожав плечами, ответила:
- Мне она не мешает. Даже приятно, тепло так.
- Ври больше! – тихо проговорил Лекс. Его длинные спутанные волосы намокли от пота и выглядели, как воронье гнездо.
- Прекрати. – одернул его Эдек. – Я уверен, Шелли не врет. Верно, Ши? – лучезарно улыбнулся он девушке. - Ты просто лучше переносишь жару, чем мы. Может быть, ты родилась где-то, где очень жарко? Мать не рассказывала?
- Вы же знаете, она никогда не рассказывает ничего о моем прошлом. – отмахнулась Трех.
В разговор вновь встрял мастер Келлари:
- Между прочим, давно вы это чудное местечко нашли?
- Нас сюда Зинг привел, - сообщил Эдек, похлопав названного по плечу. – Он давно об этой полянке знает. Травки какие-то тут искал подозрительные.
Долговязый хмыкнул.
- Не какие-то подозрительные травки, а свирельник. Мазь из него, между прочим, отлично выводит прыщи. Тебе бы стоило задуматься об этом.
Все прыснули, Эдек покраснел.
- Ты хорошо знаком с травами, Зинг, - одобрительно сказал Келлари.
Тот с легкой улыбкой принял похвалу.
- Мама, кстати, просила принести чернороски. Не видели тут? Такие черные цветочки. От боли в спине. Помогите найти, мне много надо.
Все, кроме Лекса, заозирались в поисках травы, названной Зингом; и никто не увидел легкой бледности на лице мастера Келлари. Он-то прекрасно знал, что чернороска избавляет не от боли в спине, а служит стимулятором сердечной работы, притом очень сильным. Неужто у миссис Фукс такие серьезные проблемы с сердцем?
- Когда меч-то скуешь себе, Гарен? – поинтересовался он у лидера ребят. На сердце, однако, по- прежнему было тяжело от полученной новости.
- Скоро, мастер Келлари, скоро, - сообщил тот. – На следующий год планирую в город съездить и повидать тамошних солдат. А то наш-то мастер Шиггль стар уже, с ним не потренируешься, не узнаешь, какова там ситуация в армии…
- В регулярные войска хочешь?
- Нет, ну цель-то конечно, подняться как можно выше. Но то, что я собираюсь посвятить жизнь службе Демасии – так это точно. – в сотый раз в жизни, наверное, сказал молодой Хафелл.
Диалог был прерван возгласом Эдека:
- Зинг, это она?
- Да, - кивнул Фукс.
- Ребята, а расскажите мне вообще, какие у вас планы на будущее? Зинг вот уже совершеннолетний, остальные – будете через пару лет… - обратился мастер Келлари ко всем. – Гарен мне уже рассказал… Ну вот ты, Зинг, и начни.
- Я пока останусь с матерью, чем смогу, буду помогать, - проговорил Зинг. – Так-то особых желаний нет. Ну, честно говоря, были планы заниматься алхимией – тем более, что травничество с этим связано. Посмотрим, в общем. Пока решать не хочу.
Едва замолк Зинг, как голос подал Эдек:
- Собираюсь уехать из деревни. Меня тянут города. Я был один раз в большом городе – ух!.. Это мое. Займусь, может, каким делом. А вообще хочется быть вольной птицей, чтобы ничто нигде не держало.
Очередь перешла к Лексу. Тот, однако, промолчал.
Он говорить явно ничего не собирался. Эдек хотел было отпустить колкую шуточку, но что-то его остановило.
Заговорила Шелли:
- Хочу узнать, кто мой отец. Мать никогда мне не рассказывала и не расскажет. А потом… Никогда не думала. Домохозяйкой рядовой быть вовсе не хочется.
Завершил сей разговор Оуэн. Он все это время что-то напряженно обдумывал, видимо, свой ответ на заданный мастером вопрос; и вот с уст его полилось:
- Я хочу поступить в техинститут. Рано или поздно стану ученым, конструктором. Это ведь реально интересно, да и полезно обществу. И способности у меня есть. Я читал недавно одну книгу, “Основы Техматургии” называется. Автор – какой-то йордл по имени Хаймердингер, говорят, великий изобретатель. Там такие вещи описаны!..
- Достойные у вас цели, - проговорил мастер Келлари, кряхтя. – Вспоминаю собственную юность…эх, да что вас утомлять старческими россказнями!
- Нет, мастер, расскажите! – воскликнули хором Оуэн и Эдек.
- Ну хорошо…
Так и продолжался этот жаркий июльский день.

Часть 2.

Молодость… Как много всего сказано о ней сотнями поэтов, писателей и прочих людей искусства!
Наши герои были молоды. Они ощущали жизнь – пусть тихую, размеренную деревенскую жизнь – во всех ее красках, во всей глубине цветов; они были молоды – и у них были типичные для их возраста переживания и радости. Они были молоды, они только вступали во взрослую жизнь – и это ясно прорисовывалось в их поступках, отношении к окружающему и словах. Возможно, лишь мрачный и угрюмый Лекс Сафрин чуть-чуть выпадает из этого – но ведь и он, бывало, перед вечерним праздником мыл голову и просил у Зинга духи, зная, что на празднике будет какая-нибудь из первых красавиц поселка!..
**********************************
- Хэй, Шелли, что делаешь сегодня вечером? У меня тут идея есть…
- Эдек, сегодня я пойду к Хафеллам на ужин. Мать сильно сдружилась с кузнецом Хеджвиком. Но завтра…
- Отлично! Завтра так завтра! Покажу тебе пару штук с картами. Ты ведь не видела мои карты, так?
**********************************
- Гарен, есть идея. Давай на ярмарке устроим небольшое представление?
- А что мы сможем показать, Оуэн?
- Я тут нарыл схему простого механизма – тренировочного манекена для воинов. Если ты сможешь сковать пару простых деталей…то на ярмарке мы покажем эту штуку. Я успею построить, будь уверен.
- Легко!
*********************************
- Шелли, я сегодня вечером обещал помочь Хафеллам в кузнице. Сможешь зайти к моей матери, проведать ее? Она себя что-то плохо чувствует в последнее время.
- Хорошо, Зинг. Не волнуйся.
*********************************
- Лекс… Лекс, что у тебя там?!
- Не твое дело, Хафелл! Пшел прочь!
- Ничего? ЭТО ты называешь ничем?
- Да, ничего!
- Лекс Сафрин, это чертова пентаграмма с чертовой дохлой кошкой посередине! Чем ты тут занимался?
- Я сказал, пошел прочь, Гарен! Мои занятия понятны будут тем, у кого в голове есть мозги!
********************************
- Предлагаю на Хэллоуин одеться утопленниками. – заговорщицки прошептал Шмерр.
- Кхм… Не взрослые мы для такого, Эдек? – в голосе Гарена звучали сомнения.
- Да ладно тебе! Ты не дядька еще, Гарен! – залилась смехом Шелли Трех.
- Ну тогда…
********************************
- …а потом Зинг бросил в костер какие-то травы, и все так вспыхнуло…
- Шелли, знаешь, я давно хотел тебе сказать… - начал Оуэн.
- …не перебивай! Так вот, все вспыхнуло разными цветами, а потом принесли музыкальные инструменты, и кто-то начал играть, и я помчалась в танец…
- Шелли, понимаешь…
- …и потом встретилась с Эдеком, он обнял меня за талию и мы затанцевали вместе, и он был в эту ночь такой красивый…так что ты там хотел мне сказать?
- Да нет, ничего.
- Странный ты…
********************************
- Признайся, Лекс, ты хочешь с нами!
- Что?.. Нет, конечно! На кой мне сдались ваши глупые занятия?
Дружный смех.
- Ну… Ну ладно, пошли!
********************************

А потом умерла мать Зинга, и молодость сразу как-то изменилась, потускнела. Впервые смерть прошла так близко в жизни каждого из шестерки ребят.
Миссис Фукс посреди бела дня, работая в огороде, свалилась наземь. Деревенский доктор сказал, что то был инфаркт.
На самом деле все давно к этому шло. Об этом знали почти все жители Нижнего Ручья. Знал и Зинг – и потому он целыми днями просиживал в аптекарской лаборатории или библиотеке, пытаясь найти лекарство. Но все впустую – знаний молодого травника, или, скорее, химика, еще не хватало.

- Он ведь во всем винит себя. – задумчиво произнес Оуэн. – Винит, потому что хочет кого-то обвинить. Не возьмет в толк, что на самом-то деле не виноват вообще никто. Смерти не нужна причина, чтобы забрать кого-то.
- Что ты несешь? – повысил Лекс голос. – Что ты вообще можешь сказать о смерти?
- Никто из нас не способен что-то сказать о смерти, кроме Зинга, - промолвил Гарен. – Но Оуэн отчасти прав. Думаю, нам стоит его утешить.
- А ты способен? – печально отозвалась Шелли.

Зинг после этого стал скрытным, замкнутым и грустным. Он был человеком впечатлительным и смерть матери перенес тяжело. В доме он теперь жил совсем один, в лавке аптекарской тоже работал сам – но посетителей стало немного; все чувствовали, что Зингу чужды стали родные ранее люди. Даже от друзей своих он начал медленно, но верно отделяться. И это было совершенно естественно.

- Зинг?
- Да, Гарен?
- Что ты будешь делать дальше?
- Уеду в город через два месяца. Хочу покинуть это место.

Ни Зинг Фукс, ни кто-либо из друзей еще не знали, что всего через пару недель их судьба изменится навсегда.

Часть 3.

Через два месяца, точно таким же жарким летом, как когда-то давно, шестеро друзей встретились на дороге, ведущей из Нижнего Ручья – провожать Зинга. На ту пору ему было двадцать один год; Гарену, Эдеку и Лексу по двадцать, Оуэну и Шелли – по девятнадцать.
Зинг стоял посреди дороги, сутулясь. Он вымахал к тому лету под два метра, но остался таким же худым. С собой он взял огромный мешок, набитый личными вещами.
Несколько минут все молчали; наконец Гарен шагнул к другу, протянул руку в прощальом рукопожатии…но это прервал Эдек Шмерр:
- Деревня горит!
Все развернулись; и правда – Нижний Ручей, который они покинули каких-то полчаса назад, горел! Столбы дыма поднимались в небеса, а ветром донесло крики!
Несколько секунд все стояли в оцепенении; потом уже бросились обратно по дороге, забыв о Зинге. Каждый понимал – случилось что-то из ряда вон выходящее; а после до них донесся ясный звук - гулкий, протяжный, глубокий…
- Боевой рог! – выдохнул на ходу Гарен.
И Зинг Фукс, который собирался было уйти, бросил мешок и бежал вместе с ними.

И вот они забегают не деревенские улицы; и, конечно, разлучаются. Шелли Трех сразу устремляется домой, она хочет сначала найти мать; Гарен Хафелл первым делом направляется к кузнице, которая пристроена к его дому – проведать своих. Лекс Сафрин не знает, что делать и бежит за Гареном. Эдек Шмерр – в свой дом. Зинг Фукс, чертыхаясь, за ним. Оуэн остается на секунду один; но так как близких у него в деревне нет, кроме мастера Келлари, решает сначала пойти с Шелли.
С городской площади доносятся крики, и Оуэн, бегущий за Шелли, видит то, чего не заметила она – у стен некоторых домов лежат трупы деревенских стариков. Очевидно, на деревню напали…
Гарен буквально врывается в свой дом – и замирает; его дед, Ульберт Хафелл, лежит посреди комнаты с раскроенным черепом. Гарен давит в себе слезы, давит поднявшуюся горечь; осмотрев быстро дом и никого не найдя, он бежит в кузницу, подхватывает выкованный недавно меч и мчится на городскую площадь. Лекс – за ним.
Эдеку в любом случае предстояло идти через центр поселка; и потому он первый видит и понимает, что произошло. Площадь наводнена людьми в грубых доспехах; они размахивают оружием и сгоняют в толпы жителей. Крови на земле и трупов – не счесть… Эдек кричит, дико кричит, и привлекает внимание – ближайший из атакующих в несколько прыжков приближается к нему, наносит удар рукояткой топора – и Шмерр, веселый парень, падает наземь; широкополая шляпа спадает с его головы. Подбегающий Зинг Фукс обрушивается в яростном толчке на врага и сбивает его с ног; одного взгляда, брошенного на Эдека, хватает, чтобы понять – тот в порядке. Молодой Шмерр поднимается на ноги, но встает и ударивший его; и вторая попытка Зинга успехом не увенчалась – долговязый Фукс падает наземь и чувствует шеей холодную сталь…
- Лежать, молокосос! – кто-то гаркает прямо в ухо.
С другой стороны тем временем выбегают Гарен и Лекс; Гарен видит вдалеке собственную семью…несколько солдат заталкивают их в центр площади, к остальным людям, уже столпившимся там. Что они планируют? Зачем эта атака? Гарен не знает ничего этого, все, что ему известно – это нужно остановить; и, перехватив меч, он устремляется вперед. Ему повезло – первый противник не готов был к яростному натиску, и, прежде чем он сумел что-то предпринять, меч Гарена со свистом рассекает сначала воздух – а потом плоть… Обезглавленный мужчина падает в дорожную пыль, кровь бьет фонтаном. А Гарен вдруг осознает, что он только что убил человека, что это – труп; что больше никогда этот бородатый варвар не встанет на ноги – он мертв…и от осознания этого, от шока, Гарен Хафелл роняет клинок и без боя сдается подбегающим врагам, не осознавая, что произошло. Миг – и его уже тащат к середине площади, как и Зинга с Эдеком…
Лекс Сафрин сидит за перевернутой телегой, испуганный, ошеломленный; более всего на свете он хочет убежать…
А в центре площади высокий мужик в рогатом шлеме воздевает руку в латной перчатке и кричит:
- Начните жертвоприношение!
И начинается резня, дикая, бессмысленная по своей жестокости бойня… Кровь льется реками – воины с дикими криками рубят, режат, колют; и конца этому не видно. Люди сопротивляются – но что они могут?
- Остановитесь! – раздается громкий преисполненный отчаяния и гнева голос. Это Шелли Трех; она не нашла свою мать, она стоит на входе на площадь; кулаки сжаты, золотые глаза полыхают.
И на миг все замирают! – столь неожиданным было смелое выступление девушки. Кто-то, однако, кричит:
- Прибейте ее!
И несколько воинов бросаются к Шелли. Она уворачивается от удара первого, второй же, нанесенный высоким мужчиной с огромной палицей, отправляет несчастную девушку, потерявшую равновесие, в непродолжительный полет…прямо в огонь горящего рядом дома! Варвары смеются, резня продолжается; а лежащая неподалеку на земле Темия Трех, мать Шелли, что-то тихо шепчет и глаза у нее дикие, полубезумные.
Оуэн видит все это, видит, но не может сделать ничего; он сознает, что его друзья скоро погибнут, и что надо бежать, но он не способен оторвать взляда от разворачивающегося перед ним чудовищного действа.
А Шелли Трех сгорает заживо; она чувствует, как пламя пожирает ее плоть, но почему-то ей совсем не больно, и вырваться из огня не хочется. Ее переполняет ярость. Кто такие эти люди? Как они посмели вот так вот взять и прийти, и уничтожить все, и убить всех этих людей? Какое у них право? Почему? Ради чего? Она не знает ничего этого, знает только, что она хочет их всех убить, остановить происходящее…
И тогда люди снаружи видят, что с горящим домом что-то происходит. Пламя на короткий миг становится золотым; вдруг появляется облако густейшего дыма. Стенки дома трещат; все слышат этот страшный треск, но не видят, откуда и почему он идет.
А Оуэн Талон видит. Видит, что в пламени, танцующем на остатках здания, вздымается огромный чудовищный силуэт, и осознание происходящего обрушивается на него со страшной силой.
Раздается рев. По другому это не назвать – именно дикий животный рев, содержащий в себе ненависть, ярость, жажду убийства – и звучит в нем одно слово:
- Умрите!
И тогда уже все видят, что дом окончательно разрушился, и что из пламени показывается нечто невероятное. И все понимают, что это – но не верят. Не верит никто, кроме Темии Трех – увидев, что скрывается пока в пламени, она вздыхает и молвит в пустоту:
- Его кровь проснулась.
А дочь ее, Шелли, как-то отстраненно наблюдает за происходящим. Где-то в уголке сознания она понимает: она сейчас не человек. Это ясно читается в глазах людей, полных ужаса; это ясно чувствуется. Но ей плевать. Всем ее существом овладел чудовищный инстинкт – жажда убийства; и хотя потом она будет много горевать, страдать из-за этого, она атакует.
Оуэну ясно видно, как из горящих обломков строения поднимается громадное существо – гигантская ящерица с длинной шеей, крыльями. Оно охвачено пламенем. Начитанный Оуэн прекрасно знает, кто это – но верить не хочет. На глазах у него произошло невероятное превращение – Шелли Трех, которую он знал с детства, обратилась в дракона.
Драконесса делает первый шаг и все замирают. Солдаты, тащившие Зинга, Эдека и Гарена, выпускают своих пленников. Они не боятся – они вообще мало чего боятся; обнажив оружие, эти бравые воины бегут вперед. Даже резня в центре площади прекращается; варвары, захватившие деревню, все вместе, дружно, ринулись в бой с новой угрозой.
Но у них не было шансов.
Шелли – но она ли то была? – взмахнула крыльями и прыгнула вперед. На пути ее оказались двое врагов – она буквально смела их со своего пути. Они пытались защититься, но кто или что может остановить дракона?
Начался кровопролитный бой. Невозможно было бы во всех красках описать его весь, ибо не поддаются писательскому перу столь живые, отвратительные и жестокие подробности. Шелли Трех полностью использовала все преимущества своего нового тела в битве; ее длинный хвост, украшенный тонкими шипами, сбивал людей с ног и калечил; тяжелыми лапами она либо отправляла врагов со множеством переломов в короткий полет, либо просто сокрушала единым ударом; острые когти взрезали броню, как бумагу, нанося страшные раны; а одного движения могучих челюстей хватало, чтобы перекусить человека пополам. Она не знала пощады; вскоре вокруг нее образовалась целая гора трупов. Ее кровь кипела, всю ее охватило возбуждение – и, издав победоносный клич, она испустила струю пламени из своей пасти, которая сразила несколько десятков людей. Конечно, враги были не слабы; гневная драконесса и сама получила раны, ибо ее молодая еще, тонкая чешуя не всегда держала удары стального оружия.
Все, кто наблюдал за этой кровавой мясорубкой со стороны, были охвачены ужасом; и в особенности – Оуэн Талон, который когда-то хотел признаться этой девушке в любви.
Вот ее темный коготь, острый, словно меч, вспарывает легко чей-то живот. Кровь и внутренности темным потоком хлынули на землю, и через мгновение другой солдат подскальзывается на них, падает – и это его и спасает; в воздухе прямо над ним щелкает пастью драконесса. Впрочем, всего лишь момент был у него, чтобы что-то сделать; чудовищный враг его резко двигает вниз головой, нижняя челюсть с такой силой ударяет по спине человека, что та ломается, и с криком несчастный растягивается на земле, неспособный пошевелиться… Во всех красках видел Оуэн подробности этого боя – нет, истребления! Такой же бойни, как минутой ранее учинили сами захватчики…
А потом все кончилось; около сотни воинов в разномастных доспехах валялись на земле в разных позах – кто обгорев до неузнаваемости, кто – сто страшными увечьями; многие из них были еще живы, но быстро умирали в агонии. Лишь лидер нападавших остался на ногах; очевидно, не желая признавать случившееся, он стоял посреди этого кровавого поля битвы, опираясь на свой тяжелый топор. Недоумение, страх, ненависть были написаны на его лице – лице человека, который со своими друзьями пришел нести смерть и разрушение, но в итоге оказался пред ликом смерти…
Смертью выступала Шелли Трех. Драконесса медленно приблизилась к последнему живому врагу и заговорила; голос у нее был гулкий, низкий.
- Зачем вы пришли?
Но он не в силах был ответить ей; этот человек был слишком ошарашен. Он был сыном древнего и гордого народа и сдаваться, конечно, не собирался. Вместо того он решил не отвечать и разделить судьбу своих собратьев, принять почетную смерть в бою. Размахнувшись оружием, он бросился вперед в глупой попытке нанести удар; конечно, Трех не дала ему этого сделать. Единое движение могучей лапы сбило его с ног; не успел он подняться, как та же конечность опустилась на него, прижав к земле.
- Зачем?! Зачем?! – повторяла Шелли. Гнев кипел в ней. Здесь сегодня погибли многие близкие ей люди, а этот человек даже не может сказать, ради чего все это было устроено?
- Так…велит…Король…и Кровавый Бог… - прошептал воин. Он давился кровью; сломанные ребра проткнули внутренние органы.
Шелли Трех не стала ему ничего отвечать; вместо того она надавила со всей силой, на какую была способна. Мужчина в буквальном смысле лопнул; огромное количество крови добавилось в то озеро, которое тут уже было устроено.
С минуту Шелли стояла, тупо уставившись в одну точку. Оуэн не решался с ней заговорить; он боялся ее.
Тут, однако, раздался тихий голос:
- Дочка!..
То была Темия. Она лежала на земле в луже крови, умирающая; лицо ее посерело, но пред смертью она хотела поговорить с дочерью.
Нескольких огромных шагов хватило, чтобы приблизиться. Огромная драконья голова нависла над Темией; в золотых глазах отражались разные чувства, включая скорбь, сожаление и остатки гнева.
- Дочь… Я… Я должна извиниться пред тобой. Я должна была рассказать… Твой отец… Его звали Корракс; и когда я впервые его увидела, он предстал предо мной человеком… И влюбился… И…потом появилась ты. Прости…
- Мама, - выдохнула драконесса.
- И…еще кое-что. Он бросил меня…он должен был…выбора…не было… Но… Я не понимала этого… Со злости я попыталась забыть о нем… Я даже имя…тебе…другое дала.
- Мама, не говори. Не трать силы…
- Дочь… У его народа нет фамилий, потому ты Трех…моя дочь…но имя… Он назвал тебя Шиваной… А я… Я попыталась вычеркнуть… Прости меня, Ш-Ш-Шивана!
- Мама… Мама, постой!..
Но глаза Темии закрылись; она покинула этот мир, успев сказать все, что хотела. Крупные горячие слезы пролились из драконьих глаз; пронеслась вдруг в памяти вся совместная жизнь с матерью – все разногласия, споры, трудности, которые они преодолевали; и тогда остатки гнева окончательно покинули Трех, и с удивлением она обнаружила, что мир стал прежним; вновь она была человеком. Совершенно нагая, девушка сидела на земле рядом со своей мертвой матерью, неестественно чистая в этом адском море крови, грязи и пепла.
Со страшной силой навалилось горе и отчаяние. Помимо смерти столь близкого ей человека, было еще кое-что – она вдруг осознала, сколько людей убила сегодня в порыве слепой ярости, обратившись в дракона. Невероятное отвращение к самой себе пронзило все ее существо; она – убийца!
Кто-то присел рядом, заботливо накинул матерчатую куртку на ее плечи. То был Оуэн, решившийся наконец подойти к подруге. Он ничего не говорил, сознавая, что она не ответит.
Со всех сторон доносились крики, стоны, возгласы. Немногие жители деревни уцелели; теперь они бродили среди трупов, пытаясь найти свох родных и близких. Гарен Хафелл был там же – ему повезло, его семья выжила. Лекс Сафрин не отыскал своих родителей на площади – вероятно, они остались на лесопилке…либо, напившись, сгорели в собственном доме. Впрочем, из глаз этого странного парня не вышло и слезинки – он уже очень давно не мог сказать, что у него есть настоящая семья. Зинг Фукс растерянно бегал туда-сюда, пытаясь помочь хоть кому-то. Эдек Шмерр во весь голос плакал, склонившись над телами своих родителей; выжила лишь его маленькая сестренка, которая теперь стояла рядышком, держась за плечо Эдека, удивленно спрашивая:
- Эди, почему родители не просыпаются?

Часть 4.

Тук-тук. Тук-тук.
- Не отзывается, - задумчиво произнес Гарен после минуты ожидания.
Пятеро молодых людей стояли перед деревянной дверью дома Шелли. Во время пожара он почти не пострадал – девушке повезло.
Вот уже три дня после побоища Шелли почти не показывалась на людях. Неудивительно – после того-то, что случилось… Подруге их досталось больше всех – за исключением, быть может, Эдека, который потерял обоих родителей; впрочем, парень, веселый по жизни, перенес потерю с завидной стойкостью. Он даже снова начинал пошучивать – правда, мрачно.
Все они изменились после того страшного дня. Повзрослели, как повзрослел Зинг после смерти его матери. Они по-прежнему были самими собой, но Гарен не мечтал уже о подвигах – меч его, скованный с такой любовью, лежал в той же яме, куда были сложены трупы нападавших…а Оуэн стал еще более серьезным и тихим.
- Войдем. – решительно произнес Талон, толкая дверь. Она оказалась заперта. Оглянувшись вокруг, парень понял, что на улице никого больше не было; и, достав из кармана тонкую проволочку, в считанные секунды вскрыл замок.
- Нехорошо это… - начал Гарен.
- Спокойно, - прервал его Оуэн, входя в дом Трех.
Их никто, конечно, не встречал; Шелли видно нигде не было.
- Давайте поищем, - предложил вдруг Зинг, решительно переступая через порог вслед за Оуэном. – Вдруг случилось чего, а мы и не знаем. Вообще раньше прийти надо было.
В дом вошли и Лекс с Эдеком; и Гарену, который все еще сомневался, оставалось только последовать за ними.
Друзья разошлись по дому, не решаясь почему-то позвать подругу. Вдруг спит?.. Эдек с Лексом сразу пошли в спальню, Зинг – на задний двор; Гарен тоже куда-то исчез, и Оуэн понял, что остался пока один.
Он прошел по коридору, ведущему вглубь дома; царила тишина, нарушаемая лишь его шагами да отзвуками шагов его товарищей. Почему-то у него появилось нехорошее предчувствие. Он заглянул в пару комнат; везде было пусто.
“Да где же она?”
И он хотел уже вернуться ко входу, когда вдруг услышал странный звук. Плеск воды.
Он медленно развернулся. Ну да, эту дверь он и вовсе не заметил – она была завешена какой-то тканью. Оуэн шагнул вперед; дверь оказалась не заперта.
Он сразу понял, где оказался – в бане. Но представшее его глазам зрелище…
Посреди помещения стояла большая медная лохань, наполненная водой. От воды поднимался клубами пар. В лохани сидела Шелли Трех, и в руке ее был крепко сжат огромный кухонный нож. Лезвие ножа подрагивало в сантиметре от кожи на второй ее руке…
- Ты что делаешь, дура?! – вскричал он, одним прыжком достиг лохани и вырвал нож из руки подруги. – Ты чего?!
До него донесся топот; остальные точно слышали крик. Но ему было все равно. Оуэн отшвырнул нож подальше в угол и вновь заговорил, только теперь спокойно, стараясь успокоить:
- Ну чего ты так? А если б я не успел?.. Думала вообще, что делаешь?
Слезы полились из глаз Шелли.
- Я-я… - начала она.
- Нам всем тяжело, но до такого…не надо, Ши.
- Ты… Ты не понимаешь! Никто из вас не понимает!
За спиной Оуэна у двери уже стояли остальные, удивленно переглядываясь. Гарен явно хотел ввязаться в происходящее, Зинг его остановил. На лице Лекса застыла ухмылка.
- Чего мы не понимаем?
- Вы…я знаю, что вы все думаете! Я – монстр! Чудовище! Вы все это видели, видели, кто я на самом деле! И я чувствую, что думают обо мне вокруг, знаю, что не сегодня-завтра люди придут в мой дом…и…и…кто знает, что они сделают?! Я…я не могу так… - слова ее прерывались всхлипами.
- Ну…ну ты чего, - пробормотал Талон в растерянности. – Шелли, мы… Никто из нас…
- Что вы?! Вы тоже люди…вы не сможете жить рядом со мной…
- И вовсе это не так! – заговорил наконец Гарен. – Шелли Трех, кем бы ты там ни была, ты спасла мою жизнь три дня назад. Ты спасла жизни многих. Но даже если забыть об этом – ты всегда была и будешь моим другом, клянусь своей честью!
И впервые эта Гареновская показная клятва прозвучала не пафосно и по-детски, а уместно и серьезно.
- Ши, я родителей потерял. – сумрачно произнес Эдек. – Могу понять тебя частично. А что до твоей…второй стороны, так все нормально…
- Именно, - подхватил Зинг. – Ну резать-то себя явно смысла нет, так? Честно, не ожидал такого от тебя. Ты казалась мне умнее.
- Да странные у тебя мысли возникли, - Лекс странно улыбнулся. – Если бы я был на твоем месте – я был бы счастлив. И тебе стоит принять это как должное.
Девушка слушала их с виноватым видом.
Обстановка разрядилась, и только тут Гарен, видимо, осознал, что они, пятеро взрослых парней, стоят в одной комнате с девушкой, тело которой скрыто лишь водой.
- Кхм, ну мы выйдем, Шелли. – он покраснел, говоря это, и твердой рукой вытолкал всех наружу.
- Шивана, - проговорила она ему вслед. – Меня зовут Шивана.

**********************************************
Спустя час шестерка друзей собрались на кухне в доме Шиваны. Стульев на всех не хватало, потому присели лишь сама хозяйка, которая, конечно, уже оделась, и Эдек, который просто вошел первым.
- Почему ты хочешь, чтобы мы звали тебя Шиваной? Ты всегда была Шелли. – выразил Зинг вопрос, возникший у всех.
- Такое имя дал мне мой отец. Мать рассказала об этом только перед смертью. Я…я думаю, что оно мне подходит больше.
- Да. – кивнул уверенно Оуэн.
- Знаете, ребята… - от волнения Шивана встала и начала прохаживаться туда-сюда, - в первую очередь – спасибо, что не бросили. Вероятно, вообще от смерти спасли. Я ведь и в самом деле была готова…
- Всегда пожалуйста, - буркнул Эдек.
- Но только теперь… Я должна вам сказать… Я хочу покинуть деревню. Мне и в самом деле тут не место. Я подумываю найти отца, хочу узнать больше о своем прошлом. И… Есть еще кое-что. С того момента, как я превратилась… Точнее, до него я никогда не чувствовала того, что я нечто большее, чем человек. Но теперь… Драконесса там, внутри. Я ощущаю внутреннее пламя, я просто…чувствую. Вот так. В общем, я думаю, все ясно. Мне нужно уйти.
Несколько долгих минут царило молчание; все обдумывали сказанное девушкой, переглядывались, кто-то что-то тихо бормотал себе под нос.
Нарушил тишину Гарен:
- Когда отправляемся?
- То есть… О нет, Гарен! Я иду одна!
- Мечтай, - подал голос вновь Эдек. – Я тут не останусь. Сестренку еще вчера к бабушке в Верхний Ручей увёл. А с тобой-то явно веселее путешествовать.
- Но…
- Вы подождете, надеюсь, меня? – поинтересовался Оуэн. – Надо мне с книгами и наработками по техматургии что-то сделать, жалко же, если пропадут. Это дело пары дней, не больше.
- Без проблем, - молвил Зинг. – Шивана, не отговаривай, я все равно хотел уйти, ты же знаешь. Вместе веселее.
Глаза всех обратились к Лексу Сафрину.
- А я что, белая ворона? – осклабился тот. – Не думайте, я не упущу шанса попутешествовать с полудраконессой, частичной представительницей рода драконов, величайших магов Рунтерры!
- Думаю, трех дней всем хватит на сборы, - подвел Гарен итог.
- А как же твоя семья?
- Они поймут. – коротко ответил молодой Хафелл.

Часть 5.

Трактир “Начищенный котелок” в городке Альмстоун всегда славился гостеприимством, хорошей едой и приятной атмосферой. Это было вытянутое бревенчатое двухэтажное здание с треугольной крышей. Входя через дверь, посетитель сразу попадал в главный зал, уставленный столами; в дальнем конце зала была стойка трактирщика; справа от стойки была лестница на второй этаж, слева – проход в другие помещения заведения.
Хозяин “Котелка” – толстый круглощекий мужчина по имени Крусман – стоял за стойкой и протирал мутноватый стакан чистой тряпкой, что-то мурлыча себе под нос. Посетителей набилось много; от большинства столов раздавались пьяноватые выкрики, тосты и похвальба, а от некоторых и заливистый храп. Хоть на дворе и была ночь, но жизнь здесь кипела…
- Хэй, трактирщик, - кто-то позвал его. Перед стойкой стоял невысокий бородатый мужчина крепкого телосложения. Глаза у него бегали по сторонам, а выражение на лице было обеспокоенным.
- Чем могу помочь? – отозвался Крусман.
- Я смотрю, у тебя людей-то тут много.
- Мое заведение популярно.
Тот хмыкнул.
- Среди такой толпы людей должны быть и отчаянные ребята…вроде наемников…так?
Крусман задержался с ответом; однако же, когда тот прозвучал, то голос трактирщика чуть изменился.
- Не уверен.
- Послушай, я серьезно! Мне нужна помощь. Помощь каких-нибудь опасных, серьезных парней. Серебро поможет тебе вспомнить?
На стойку легли несколько серебряных монет.
Крусман лениво сгреб деньги в кучку и упрятал в карман, после чего еле заметно мотнул головой в сторону. Посетитель проследил направление движения взглядом и уткнулся в угол общего зала; там стоял небольшой столик, за которым сидел некий мужчина и попивал что-то из кружки. Лица его видно не было, причиной чему служила огромная широкополая потрепанная шляпа на его голове; одежда в целом была хорошей, даже богатой, фигура – стройной, подтянутой. Пред ним на столе лежала колода игральных карт, которую он лениво перебирал.
- Спасибо, трактирщик, - проговорил посетитель и направился к указанному ему Крусманом человеку.
Тот даже головы не поднял – настолько он был погружен в раздумья.
- Я присяду? Есть дело… - начал было мужчина.
Незнакомец в шляпе, однако, прервал его; голос его был мягким, бархатистым:
- Сыграем?
На мгновение искавший помощи растерялся.
- Простите?
- В карты сыграем? За игрой и о деле поговорим вашем.
- Эм…давайте. – присел он наконец.
Владелец столика протянул над столешницей руку, затянутую в перчатку:
- Эдек.
- Джибс, - представился посетитель, пожимая протянутую кисть.
- Отлично, Джибс. Начинайте. В чем состоит ваше дело? – Эдек тасовал колоду карт.
Глаза Джибса забегали.
- Видите ли…мне указали на вас, как на человека серьезного, такого, кто примется за опасное дело. А мое именно таковое.
Эдек рассмеялся.
- Я лишь веду дела за серьезных ребят, столь нужных вам. Впрочем… Так что там?
- Есть тут одни болота неподалеку… О них все знают. Гибельными Топями их прозвали.
- Ну.
- Я давно их изучал. Собирал всю информацию по ним. Место-то страшное, там и черной магии со старых времен осталось немало, и тайн с ними связано очень много…и я уверен, что найти там можно очень много интересного. Так-то. Но только…
-…только в Топи входа нет, потому как нет там надежной дороги. Бесчисленное количество авантюристов там уже положило головы, так?..
- Именно, но я… Я нашел дорогу.
Впервые человек в шляпе поднял голову; его карие глаза, в которых явственно сверкала озорная искорка, внимательно изучали лицо Джибса.
- Вот как?
- Да. У меня есть карта.
- И в чем суть вашего предложения?
- Вы идете в Топи по моей карте, находите там что-нибудь редкое, ценное, интересное; приносите мне, получаете награду. Все просто.
- А почему вы думаете, что мы не оставим редкие находки себе?
- Потому что я дам вам больше денег, чем вы из них извлечете. Да и кто купит у вас артефакты, найденные в Топях?
- Достаточно сильные маги могут заинтересоваться…
- Достаточно сильные маги забрали бы, или заберут, их либо у вас, либо прямо из Топей.
Эдек расхохотался.
- А вы умеете вести дела, Джибс. Сколько?
- А сколько у вас товарищей?
- Пятеро, не считая меня.
- Значит, по семьсот золотых на каждого. – проговорил Джибс бесстрастно.
- Тысячу.
- Семьсот пятьдесят…
Сошлись на восьмистах двадцати.

Покидая таверну, Джибс в последний раз бросил взгляд на нанятого им человека. Тот перебирал свою колоду карт; широкие поля шляпы вновь скрывали его лицо.
*********************************************
Тяжелый укрепленный сапог Гарена в который раз уже глубоко завяз в грязи. Мужчина громко чертыхнулся.
- Это худшая работа из всех, на какие мы когда-либо нанимались, - проворчал за его спиной Зинг Фукс, который с его-то огромным двухметровым ростом испытывал такие же проблемы. – Даже охота на того тролля была повеселее, чем этот поход через зеленую жижу. С чего этот Джибс, или как его там, вообще рассчитывал, что мы тут что-то найдем? А, Эдек?
- Он просто был в этом уверен, - пожал плечами Шмерр, безуспешно пытающийся сохранить свой расшитый плащ от грязи, подтягивая завязки. – И не вздумайте винить меня! Чего вы ожидали от места под названием Гибельные Топи?
- А я сразу сказала, что ты ошибся, когда принял его предложение. – усмехнулась Шивана. Легконогая девушка преодолевала водянистую грязь намного легче своих соратников, но удовольствия получала от происходящего меньше всех. – Если помнишь, и Оуэн со мной согласился.
Упомянутый ею Талон лишь кивнул.
- В конце концов, мы же ничего не теряем, - отвечал Эдек. – А если тут что-то интересное обнаружится, то вообще только выигрываем. Джибс мне денег немало посулил.
- Глупцы, - проронил внезапно Лекс в свойственной ему категоричной, сварливой манере. – Я чувствую древние силы, что дремлют здесь. Будьте уверены, еще до конца дня мы встретим что-нибудь такое, с подобным чему не встречались никогда… - тихое торжество в его голосе позволяло предположить, что его сия перспектива лишь радует.
Гарен резко остановился.
- Ты о чем, Лекс?
- Ничего, ничего… - проговорил тот. – Идем вперед, Гарен.
Все это время Зинг Фукс молчал; сказать молодому травнику было нечего, а потому он просто шагал, временами поворачиваясь, чтобы помочь кому-то из друзей. И это ему удавалось, несмотря на немалый вес вещей, которые он нес с собой – тяжелого осадного щита на спине (его отговаривали от того, чтобы брать это, но в силу лишь ему одному известных соображений Фукс взял щит; как мы увидим позже – не зря) и целого рюкзака с разными настойками и веществами.

*****************************************

- Что это за штуковина? – в глазах Эдека горел неподдельный интерес.
Перед друзьями, возвышаясь на пару метров, торчал из-под неглубокого слоя воды и грязи кривоватый каменный обелиск, покрытый темными пятнами.
Лекс Сафрин, не задерживаясь, подскочил к скульптуре.
- Здесь письмена… - прошептал он. – Сейчас. Мне нужно вспомнить эти знаки… - и, достав блокнот, он, тихо что-то бурча себе под нос, принялся за расшифровку написанного.
- Может, не стоит тут задерживаться? – громко вопросил Гарен.
- Не задерживайся, Хафелл. Уходи. – отрезал Лекс. – Только вот мне кажется, что этот обелиск хранит в себе что-то важное…

Зинг отошел в сторонку, внимательно изучая травы, росшие по краям поляны; пару раз он нагнулся, чтобы сорвать какие-то болотные цветочки. Гарен пристроился рядом с Лексом, наблюдая за его работой. Шивана и Оуэн присели, прислонившись спинами к толстому стволу мертвого дерева, метрах в десяти от обелиска и тихо заговорили о чем-то.
Эдек Шмерр, решил немного прогуляться. Бросив последний взгляд на товарищей, он смело шагнул в густые заросли высоких кустов, убежденный, что вернется обратно к друзьям совсем скоро.
Он не знал, что не увидит этих людей еще долгие годы; а когда они встретятся вновь, слишком мало останется меж ними общего…

Спустя пять минут молчаливой ходьбы, изредка перемежавшейся веселыми ругательствами, когда нога проваливалась в ямку или спотыкалась о кочку, Эдек понял – все эти Топи одинаковые – серо-зеленые, грязные и вонючие. Решительно ничего страшного он в них не видел; очевидно, ужас местного населения перед этим местом проистекал из дурацких россказней да бабушкиных сказок. Он только-только хотел повернуть, как вдруг что-то словно зацепилось за его взор, чиркнуло по глазам – какая-то неестественная для этого окружения деталь…
В трех метрах от него на земле, под тонким слоем зеленоватой воды, что-то ярко блестело.
Эдек шагнул вперед, не отдавая себе отчета в своих действиях; присев на корточки, он попытался рассмотреть блестящий предмет. Тот более всего напоминал металлический прямоугольный футляр.
Стянув с кисти тонкую перчатку, Шмерр запустил руку в воду и выудил коробочку. Та была покрыта странным орнаментом и непонятными узорами, притом поверхность странно грела руку.
В тот же миг, когда пальцы Эдека коснулись теплого металла, он понял: эта вещь отныне принадлежит ему. Навсегда.
А потом сзади раздался всплеск и глухое рычание.

****************************************

- Пора идти. На этом камне ничего нет. Куда, черт бы его побрал, делся Эдек? – Гарен явно нервничал; он нетерпеливо расхаживал взад-вперед по поляне, утомленный пребыванием в этом месте.
- Жди, Хафелл, - с раздражением ответил Лекс, что-то переписывая в блокнот.
Тот лишь сплюнул, показывая этим свое презрение к занятию Сафрина. В следующий миг, однако, внимание Гарена привлек Зинг – тот стоял на краю поляны, напряженно вглядываясь в заросли растений и легкую туманную дымку. Дымку?.. Туман, стоящий над болотами, резко сгущался.
- Зинг? – позвал Хафелл друга.
Тот скинул со спины свой тяжелый щит.
- Что-то к нам приближается, - ответил Фукс громко. – Будьте настороже! – скомандовал он, отступая подальше к центру поляны.
Шивана и Оуэн последовали его примеру, доверившись чутью друга; они приготовились к возможному бою. Пусть до этого вся компания лишь смеялась над слухами, ходившими о болотах, было бы чистейшей воды глупостью потерять всякую серьезность и собранность.
Полудраконессе реального оружия не требовалось – за те несколько лет, что прошли с момента их ухода из Нижнего Ручья, она успела основательно развить свои таланты. Нет, в дракона она не превращалась с того момента ни разу – но часть драконьих черт перешли в ее человеческое тело. Так, удар ее кулака в латной перчатке, обычно раскаленной внутренним огнем, стабильно ломал – доски, замки дверей или челюсти… И это касалось не только боевых умений – изменилась ее внешность, в частности, глаза. Нет, они остались теми же огромными озерами расплавленного золота – вот только взгляд их порою выдержать не под силу было и Гарену с его силой воли, настолько они иногда казались нечеловеческими, отражая в полной мере вторую сущность девушки.
Оуэн, несмотря на интерес свой к техматургии, никогда не использовал ее в бою из-за своих убеждений. Он предпочитал вообще не сражаться, но если учесть, что жизнь наша шестерка вела полную приключений, иногда приходилось – и в таких случаях Талон использовал пару тонких кинжалов. Оружие, которым легко тяжело покалечить, но не завершать убийственное движение…
- Лекс? – позвал Гарен друга, все так же внимательно изучавшего обелиск. Тот лишь отмахнулся. Хафелл хотел было подойти, силком оттащить Сафрина – но тут раздался полный ужаса крик Зинга. Зинг, вечно спокойный, собранный, невозмутимый – кричит?!
Гарен повернул голову – и похолодел.
Пробираясь сквозь мутную воду, густые кусты и заросли высокой жесткой травы, к ним со всех сторон двигались люди. Вот только не живые люди – а давно разложившиеся трупы; сквозь дыры в их плоти отчетливо белели кости, одежда давно уже изорвалась и превратилась в лохмотья, обезображенные лица ничего не выражали, с хладных уст срывалось диковатое рычание…
Это казалось каким-то чудовищным сном. Гарен раз за разом повторял себе: “Это невозможно! Нежити не было на Рунтерре со времен Рунных Войн!” – но его собственные глаза говорили ему обратное.
В оцепенении стоял воин, опустив свой клинок; и лишь когда он осознал, что отвратительные существа ступили на поляну, что Зинг Фукс, вернув себе хладнокровие, уже принимает боевую стойку, готовя щит; что Оуэн Талон и Шивана Трех стоят спиной к спине, готовые дать отпор мертвым тварям, несмотря на страх – тогда и он сбросил с себя путы ужаса…
- Хэээээй! – проорал Гарен что-то неопределенное; боевой клич этот, прозвеневший над поляной, вселил в него самого уверенности. Длинный клинок поднялся в воздух – и, пропев короткую песнь, опустился обратно, разрубая ближайшего мертвеца от плеча до бедра, на две половины!
И чувства отступили окончательно куда-то на задний план. Меч Гарена описывал круги в воздухе, рубя, круша, рассекая плоть и кости… Вот сразу трое давно умерших идут на молодого воина, громко рыча и пытаясь дотянуться до него руками – но Хафелл, чуть пригнувшись, делает мечом широкий взмах, целясь по ногам – и острый клинок легко разрубает конечности, валя наземь всех троих противников; выходя из позиции после этого удара с помощью “нижнего зеркала” – удара наискосок снизу вверх – Гарен валит еще одну тварь, холодная зеленоватая гнилая кровь брызжет ему на лицо…
Позади раздается вскрик. Оуэн Талон со своими кинжалами не способен так же легко истреблять нападающих; тонкие искривленные лезвия вязнут в мягкой плоти или отскакивают от выступающих костей. Это в конце концов играет решающую роль; один из лежавших у него под ногами врагов не был добит, и цепкая кисть мертвеца хватает парня за лодыжку, тянет на себя – и начинающий техматург падает в грязь с воплем… Бьющаяся неподалеку Шивана осознает: с другом что-то случилось – и разворачивается как раз вовремя, чтобы увидеть, как несколько отвратных монстров прыгают на Оуэна, придавливая его к земле своим общим весом…
Гарен чересчур отвлекся, наблюдая за друзьями – и он пропускает то, как к нему скрытно, по земле на четвереньках пробирается еще один оживший труп. Тварь резко поднимается, отталкиваясь от земли, и врезается в Хафелла всем весом, чуть не сбивая его с ног. Гарен чудом удерживает равновесие, но рука с мечом его зажата меж телом прицепившегося трупа и собственной его грудью… Он чувствует, как когтистая рука пытается найти уязвимое место на его кожаном доспехе; более того, тварь поднимает голову, незрячие очи смотрят прямо в глаза Гарена…и, раскрыв рот с рядами гнилых зубов, отчаянно дергается, пытаясь укусить воина в лицо, обдавая его смрадным запахом…
- Мне нужна помооооаааа! – раздается крик Зинга откуда-то; сердце Гарена щемит боль, он знает, он чувствует, что должен помочь другу – но как, если он сам вот-вот лишится жизни?
И вдруг мертвец, что налетел на него, отцепляется, прекращает попытки убить; ошеломленный этим Хафелл даже не пытается прибить тварь. Внезапно все стихло; мертвые отходят и от Шиваны с Оуэном, и отстают от Зинга Фукса; последний, между прочим, валяется на земле, и Гарену ясно видно ярко-алую кровь, покрывающую лицо травника…
Напавшие на них несколькими мгновениями ранее ужасные враги, однако, не покидают поляну – они синхронно, без единого звука, идут в ее центр – туда, где у каменного обелиска гордо стоит Лекс Сафрин. И голос этого вечно бледного, худого молодого человека звучит в воздухе странно уверенно, броско, гордо:
- У вас есть несколько минут. Бегите.
Сам Лекс, прислонившись к обелиску, словно бы ожидает идущих к нему тварей.
- Что ты задумал?! – полувскрикивает Гарен. Его бьет дрожь.
- Не вашего ума дело. Быстрее! – командует Сафрин.
- Никогда! – отвечает Гарен, вновь поднимая клинок.
- Одумайся, идиот! – срывается Лекс. – Зинг умирает, Оуэн ранен, а я свой путь выбрал! Хотя что с тебя взять… Шивана, послушай меня…
Мертвые руки касаются Сафрина – аккуратно, нежно мертвецы один за другим берутся за разные части тела парня.
… - Они сами не успеют. Спаси их.
Шивана медленно кивает.
- Я постараюсь, Лекс. Но почему ты… И Эдек…
- Не думайте обо мне или Эдеке. Его тут нет, он ушел из болот. А я останусь тут. – проговаривает Лекс. В этот момент схватившиеся за него твари дружно поднимают его в воздух, словно бы собираясь носить на руках…
Шивана следит за всем этим с недоумением; впрочем, в сознании внезапно вспыхивает: “Я должна!..” – и тут она осознает, что понятия не имеет, как ей принять ту…другую форму.
Оуэн Талон, однако, знает, что надо сделать.
- Мне кажется, нам стоить забыть и о Лексе, и о Эдеке, - тихо проговаривает он. – И об остальных.
Он ненавидит себя за эти слова. На самом деле Талон, конечно, так вовсе не считает – главное объяснить ей это потом…
- Брось здесь и Гарена, и Зинга. – настойчиво шепчет он подруге.
Он-то помнит, как она впервые стала драконом.
В глазах Шиваны вспыхивает неподдельная злость.
- Ты это серьезно, Оуэн?! Да как ты…
И тут десятки мертвых рук с силой опускают тело Лекса вниз – спиной прямо на верхушку каменного обелиска… Со страшным хрустом изъеденная временем верхушка монумента проходит сквозь плоть, кости, безнадежно повреждая внутренние органы – и целые ручьи свежей крови бегут по поверхности камня. Лекс Сафрин дико вскрикивает, и это последний его крик.
Кричит и Шивана, раздается и отчаянный стон Гарена – “Нет!!!” – но уже поздно.
- Бросай их! Бежим! – и Оуэн дергает подругу за руку, подаваясь в кусты…
Это стало последней каплей. Резким движением девушка сначала сбрасывает с себя руку техматурга. Гнев, злость, смешанные с отчаянием, затопили ее существо – как тогда, несколько лет назад в деревне Нижний Ручей… И вот Шивана чувствует внутри себя что-то невероятно глубокое, мощное, пламенное; словно бы изнутри ее охватил огонь, но огонь мягкий, приятный, чуть покалывающий…
И все, что нужно сделать – выпустить его наружу. Что она и делает.
Спустя несколько секунд в небо над Гибельными Топями взмывает невероятной красоты существо – молодая красно-золотая драконесса, аккуратно сжимающая в зубах полубезжизненное тело одного из своих друзей, и в двух передних лапах – обоих оставшихся, один из которых орет благим матом что-то о чести, преданности товарищам и своей вине…
Лекс Сафрин провожает крылатый силуэт глазами. На устах его расцветает улыбка.

/Продолжение в посте ниже/
Последний раз редактировалось: Axit (12 Декабря 2012 21:59), всего редактировалось 1 раз
Цитата поста      
  &sid=ae6245a879cfb4a6bc57be3d456c0c96
Модератор
Постов: 1994
Карма: 89
 0  
Часть 6.

Шивана тяжело приземлилась неподалеку от Альмстоуна, выпустив Гарена и Оуэна из хватки прямо перед посадкой. Зинга она аккуратно опустила на землю. Травник стонал; на теле его было множество рваных пугающих царапин и следов от укусов…
- Отнесите его в городок, - устало проговорила она. Крылья болели после перелета – что уж там, она использовала их первый раз в жизни! – Скорее. Мне кажется, ему срочно нужна помощь. Как только разберетесь с этим, то, пожалуйста, пусть кто-нибудь зайдет в мою комнату в “Котелке” и принесет мне что-нибудь из одежды. Хорошо, Гарен? – на Оуэна она даже не смотрела.
- Ага, - тихо ответил на это Хафелл, избегая смотреть ей в глаза. Он был рад, что сейчас обязанность принимать решения взяла на себя она. На плечах Гарена – как он сам считал – лежал страшный груз вины за случившееся в Топях.
“Лекс погиб, Эдек, вероятно, тоже, Зингу вряд ли осталось долго жить… Они негласно признали меня лидером – и поплатились. Я сам должен был выбирать, на какую работу мы наймемся. Я сам…” – но вслух он этого не озвучивал.

Часом позже Оуэн и Гарен, смертельно усталые, дошли до Альмстоуна. Ныли конечности, болели раны – пусть их почти и не было у этих двоих – на душах было тяжело. Зинга они тащили на руках – за это время он потерял сознание.
Несколько людей обратили внимание на них. Первого же заинтересовавшегося случившемся Гарен отправил искать ближайшего доктора. Кто-то достаточно добрый пустил друзей в свой дом, чтобы они могли уложить Зинга на кушетку. Тот почти не дышал; кожа его позеленела, раны сильно воспалились – очевидно, трупный яд действовал…
Несколько минут сидели двое друзей у ложа Фукса, и каждый думал о своем. Наконец тяжело поднялся Оуэн.
- Гарен, я вернусь за Шиваной.
Тот лишь кивнул; и движение это было настолько резким, вымученным, что вдруг стало ясно молодому техматургу – после случившегося рана осталась и у Гарена – тяжелая рана, из тех, что не лечатся травами и припарками; этот молодой воин давным-давно стал центром их компании, причиной чему послужили его преданность друзьям, готовность помочь, сострадание; и теперь он, потеряв двоих из тех, за кого чуть ли не взял на себя ответственность, и теряя третьего, не в силах ничего поделать – теперь он сам еле-еле удерживался от падения в бескрайнее отчаяние…
Чуть позже Талон вошел в гостиную “Начищенного котелка.” Стараясь не задеживаться, забежал он на второй этаж, заглянул в комнату Шиваны, открыл шкаф… Одноместных комнаток в трактире не было, жили друзья по двое – и за дверцами шкафа обнаружилась не только одежда девушки, но и сложенные ровненько щеголеватые одеяния Эдека Шмерра. С минуту тупо смотрел Талон на эти вышитые плащи; Эдек сгинул в Топях, никогда больше он не поправит шляпу привычным движением, никогда не будет сосредоточенно снимать с дорогой ткани каждую пылинку. Был человек – и нет, так же и с Лексом. Что-то в этом завораживало.


- Спасибо. – негромко проговорила Шивана, забирая вещи.
- Ага. – Оуэн отошел в сторону, присел на торчащий из-под земли валун, уставился в землю.
Через пару минут он заговорил:
- Я несерьезно там это говорил. Я вовсе не хотел их бросать. Просто хотел, чтобы ты разозлилась. Я вспомнил, что в первый раз ты превратилась, когда была на редкость зла.
- У тебя получилось. – ответила она холодно.
Лицо Оуэна просветлело было, но она договорила:
- Но я не могу быть уверена.
- Что? – тупо спросил он.
- Откуда мне знать, правду ли ты говоришь?! – она чуть не сорвалась, голос вдруг стал резким, крикливым.
- Я думал, мы друзья и доверяем друг другу. – растерянно отвечал техматург.
- Я тоже. Но я…я не знаю, Оуэн! Ты знаешь, когда ты это только сказал…я ведь…убить тебя хотела, - в тоне ее явственно звучала ярость. Остатки ее…
Путь до Альмстоуна они проделали молча.


Гарен чуть коснулся рукой щеки Зинга. Та была покрыта липким потом; а влажная кожа жгла, словно огонь. Мужчина тяжело вздохнул.
- Какого черта Эдек отделился от нас в чертовых болотах?! – тихо задал он вопрос в никуда. – Почему Лекс пожертвовал собой? Ради чего? Ради нас?
Вот в это Хафеллу не верилось. Он почувствовал укол совести – но разве не прав он был? Лекс Сафрин всегда занимал в команде особое место – никто из них не мог бы назвать его близким другом. И довериться так, как доверялся другим – тоже.
Но несправедливее всего было то, что сейчас умирал Зингед. Гарену было прекрасно ясно – ни один из чертовых докторов Альмстоуна не сможет вылечить его друга. Слишком сильно сказались на Зингеде раны и яд; определенно, кровь его друга заражена, жизнь медленно покидает тело…
В этот миг позади него раскрылась дверь.
В проеме стоял высокий пожилой мужчина с тонкими, жесткими чертами лица. Его чуть прищуренные глаза внимательно изучали обстановку; плотно сжатые губы казались двумя ниточками, кожа в целом была бледной, нездоровой. Волосы у него были редкие, светлые, аккуратно уложенные и подстриженные.
Едва завидев Зинга, посетитель сделал твердый шаг внутрь комнаты.
- Я – доктор Уэсли Варвик. Это и есть больной? – спросил он мягким, бархатным голосом.
- Гарен Хафелл. Да, - кивнул Гарен, вставая на ноги. Надежда вдруг появилась. – Вы сможете ему помочь?
- Да, - спокойно ответил тот. Доктор Уэсли подошел к Зингу, наклонился, провел рукой по лбу и губам парня, поцокал языком. Затем, выпрямившись, развернулся к Гарену:
- Во-первых, организм у него на удивление стойкий. Чем он занимается?
- Травник он вообще-то, но помимо того, часто что-то смешивает, называет все это химией, - ответил сбитый с толку вопросом Гарен.
- Неужто? – тонкие брови взлетели вверх. – Хорошо…очень даже хорошо. Так-с…
Потерев пальцами подбородок, доктор Варвик продолжил:
- Во-вторых…здесь я не смогу излечить его, если только отсрочить неизбежное… Мне нужно перевезти его домой, в мою лабораторию. Я тоже химик по специальности…и именно эта наука и спасет вашего друга. Вот так вот…
- Ваш дом? И где это?
- Заун, столица Ноксуса.
Эти слова повергли Гарена в глубокий шок. Ноксус!..страна-агрессор, вечный враг Демасии и ее союзников, страна, где процветают черная магия и техматургия, страна, военные силы которой по численности равны армии всех остальных стран вместе взятых, да и наконец, Ноксус – государство, отношения которого с Демасией близки к войне!..
Хафелл схватился за рукоять клинка.
- Отпусти оружие, воин, - проговорил Уэсли. – Что для тебя важнее – друг или патриотизм?
Нехотя Гарен разжал пальцы.
- Я спасу твоего друга – только для этого я увезу его в Ноксус. Можешь, конечно, броситься на меня с мечом – и наблюдай потом, как он корчится в предсмертной агонии… - тон доктора был небрежным, чуть ли не презрительным.
И что теперь?
Гарен не мог позволить себе потерять Зинга. Он взглянул еще раз на бледное лицо друга, на капельки пота, блестевшие на болезненно-зеленоватой коже, на кровоподтеки… Нет, не мог.
Но Ноксус!.. Доверит ли он доктору своего друга, или придется отправляться с ним? Но ведь отправиться вместе невозможно – политика Ноксуса в отношении Демасии ясна, его, Гарена, не пустят через границу.
Эти размышления, однако, привели мужчину к другому выводу – их дружная было компания распалась. Да и как еще после случившегося?.. Вряд ли Оуэн и Шивана последуют за Зингом в Ноксус…

Несколькими часами позже в таверне “Начищенный котелок”, за столом в углу, собрались четверо людей. Гарен Хафелл, угрюмый, серьезный; Оуэн Талон, лицо которого казалось жутковатой маской, сотканной из печали, обиды и мрачности; Шивана Трех, пытавшаяся как-то поддержать товарищей, пусть и с некой фальшью как в голосе, так и движениях; и, наконец, Уэсли Варвик, чья ухмылочка, казалось, прилипла к нему.
- Итак, что вы решили? – его бархатный голос уже откровенно бесил Гарена.
- Я поеду с вами. – тихо ответил Оуэн. – Мне нужен институт техматургии Зауна…да и кроме того, я же родом из Ноксуса.
- Что?! – Хафелл оторвал взгляд от столешницы.
- Я никогда вам не говорил, но это так, - отвечал Талон. – Уехал оттуда в раннем возрасте с бродячим цирком, приехал в Демасию… Уехал, потому что боялся призраков прошлого. Я ведь родителей там потерял, Гарен. Думаю, пора вернуться…
- Замечательно. – доктор Варвик, отодвинув стул, встал на ноги. – Медлить нельзя. Собирайте вещи, я буду вас ждать у выезда из города. И так много времени потеряно. – и, не прощаясь, зашагал к выходу из трактира.
Оуэн задержался.
Гарен поднялся, протянул другу руку – и тот, на мгновение задумавшись, истово пожал ее.
- Оуэн, я не прощаюсь. – проговорил молодой воин. – Я искренне надеюсь, что тебя еще увижу…или прочитаю твое имя в списке сильнейших техматургов Рунтерры. Проследи за Зингом. Удачи тебе…
- Спасибо, друг. Спасибо за все, - голос Талона чуть дрожал. – Ты помни тут – ты ни в чем не виноват… И… Шивана, - повернулся он к девушке, развел руками, - …до встречи?..
- До встречи, Оуэн – она тоже встала, чуть приблизилась, и тихо, глядя ему в глаза, произнесла:
- Прости… Удачи тебе.
И видно было, что хочется ей его на прощание обнять; но почему-то себя девушка сдерживала.
- Спасибо. – кивнул он, сделал шаг назад, и, развернувшись, пошел за своими вещами…
Оставшиеся вдвоем вновь присели. Крупная слеза вытекла из правого глаза Шиваны, и, проделав свой путь по обветренной коже щеки, упала на дерево стола, оставив на нем обугленное пятно… Одна-единственная слеза.

- И что теперь?
- Не знаю, Гарен. Я…пойду, прогуляюсь, наверное.
- Угу.

Сумерки сменились ночною темнотой. Яркие звезды горели в небесах, словно бы водя хоровод вокруг огромной, сияющей луны. Шивану всегда манили небеса – лишь несколько лет назад она поняла, почему…
Лекс и Эдек сгинули в Топях, Зинг и Оуэн уехали в Ноксус… Как теперь? Кончилась их совместная сказка, как кончается все хорошее. Пока их было шестеро – они продолжали нести в сердцах своих, в душах, частички своего прекрасного детства, и все эти годы они обменивались этими частичками, становясь все ближе друг к другу. Казалось бы, мрачный Лекс всегда был кем-то посторонним – но лишь сейчас Шивана осознала, что и он был ей дорог…
Слишком долго были они вместе – расставание оказалось чересчур тяжелым. Она так привыкла с пятерым своим “мальчикам”, как она их ласково про себя называла, что не представляла, чем займется теперь, когда осталась одна. Наверняка те же мысли терзают и Гарена… Что делать? Эти слова горели, словно выжженные на живом, в сознании девушки…
Она прислонилась к стене ближайшего дома, чтобы передохнуть – и совершенно случайно услышала, что внутри идет диалог. Конечно, подслушивать не стоило – но из чистого любопытства она осталась…

“Все в сборе. Значит так, времени у нас мало, так что…” – грубый мужской голос.
“Как это – все?” – басовито кто-то удивился вслух. “Где Марденн?”
*Дружный смех*
“Он умер почти три года назад.”- пояснил кто-то.
“Как умер? А я почему не знал?”
“Я сохранил это в тайне,”- снова самый первый из говоривших. “История следующая – отправил его совершать жертвоприношение в какое-то никому не нужное захолустье, Нижний Ручей или что-то вроде того…”
Шивана чуть не вскрикнула.
“Жертвоприношение?”- спросил кто-то.
“Ну, тогда в них все еще верили, не зная, что я дурю им головы.”
*Дружный смех*
“Ну так вот, весь отряд Марденна погиб. Не спрашивайте, почему, я не знаю.”
“Но как так, Триндамер? Как – отряд погиб? Не селяне же перебили?”
“Хер его знает! Я туда наведывался, ничего подозрительного не нашел. Факт фактом – Марденн мертв, его люди тоже.”
///- Так…велит…Король…и Кровавый Бог… - прошептал воин. Он давился кровью; сломанные ребра проткнули внутренние органы. Драконесса надавила, он страшно закричал…///
Воспоминания терзали Шивану, словно раскаленный металл, приложенный к коже.
“Главное то,” продолжил названный Триндамером, “что людей он там наубивал немало, а в итоге голову-таки положил. Похер, в общем! Давайте к делу. Королева Эш согласилась меня принять. Я сейчас же, как только с вами договорю, еду во Фрелъорд, на встречу. От вас требуется в пределах месяца собрать все племена, которые Я объединил, в одном месте. Думаю, южная оконечность отрогов Гор подойдет.”
“Ты не мог в письме это написать?” – недовольно кто-то сказал.
“Добрая половина из вас читать не умеет,” – отвечал Триндамер. – “Не теряем времени!”
“Да, король!”
Звуки хлопающих дверей, голоса удаляются…

///- Так…велит…Король…и Кровавый Бог…///
Король.
Нет, не доедет этот человек до Фрелъорда, уж она об этом позаботится. Сколько еще деревень он сжег дотла ради своих странных планов?! Сколько детей оставил без родителей?!
“Но ведь на самом деле тебе без разницы, кого он там убил, кого он убьет…за исключением, быть может, матери,” – прозвучал тихий голос подсознания. – “Просто частично это именно он виноват в том, что тебе пришлось открыть свое второе Я – то, что ты считаешь проклятием…"
Да, пожалуй, именно так.
Но сейчас это станет даром, а не проклятием. Даром, который позволит ей утолить жажду мести.
“Нам все равно пришлось бы расстаться, Гарен. Удачи тебе.” – подумала она. Мелькнула мысль забрать вещи из гостиницы, взять с собой еды…да зачем? Все необходимое легко раздобыть в дороге.
А когда этот Триндамер покинет густонаселенные демасийские земли…вот тогда-то она выпустит драконессу наружу в третий раз.
************************************
Холод. Смертельный холод пронизывал конечности, проникая повсюду; кончики пальцев рук и ног уже почти не чувствовались.
Он приподнялся резким рывком, пытаясь систематизировать сумбур, охвативший мысли.
“Где я? Как я сюда попал?”
Сколько не смотри – вокруг расстилалась бескрайняя снежная пустыня; завывала вьюга, снежинки падали с небес густой колючей стеной. И, конечно, мороз. Тонкие одеяния не защищали.
Он осознал, что сжимает что-то в руке. Разжав пальцы, посмотрел. То была небольшая, украшенная диковинными узорами коробочка из металла. Непослушными пальцами он взялся за простенькую защелку, с трудом откинул ее, открыл коробку…
Внутри лежала колода игральных карт.
С минуту он тупо смотрел на цветные кусочки картона, после чего тупо пожал плечами, положил коробку в карман и побрел, побрел, с трудом делая каждый шаг, куда глаза глядят…

Часть 7. Эпилог.

Пожалуй, именно тем мрачным вечером в Альмстоуне и завершилась история шестерых молодых людей; завершилась жестоко и по-своему трагично. Долгие годы они цеплялись друг за друга, защищаясь от сурового мира за товарищами; и лишь когда жизнь жестоко раскидала их в разные стороны, они наконец-то стали взрослыми…
А что же дальше? Многое можно было бы еще описать – например, то, как Гарен поступил на службу в армию Демасии и стал впоследствии одним из величайших героев страны; как Зинг Фукс выздоровел, стал подмастерьем Уэсли Варвика и позже сыграл немалую роль в развязанной Ноксусом Ионийской Войне; как Оуэн Талон сначала стал студентом Заунского Института Техматургии, но позже был оттуда выгнан и ушел в другую сферу, в которой мог преуспеть – искусство плаща и кинжала… Как Шивана Трех долгие месяцы выжидала, чтобы нанести Триндамеру смертельный удар и утолить жажду мести, или, как она говорила – свершить правосудие; но в конечном счете у нее возникнут другие проблемы, касающиеся главным образом ее драконьей родни…
Можно было бы написать и о одиноком мужчине, что бредет сквозь ледяную пустыню; его греет лишь колода волшебных карт за пазухой… Имени он своего уже и не помнит, прошлое растворилось в тумане – и он еще не знает, что судьба его настолько неопределенна, что можно всецело сказать – он во власти Рока…

И никто из них не знает, что они еще встретятся вновь, на полях Лиги Легенд – но былую дружбу будет уже не вернуть. Они будут помнить лица друг друга, а сердца будут замирать при одной лишь мысли о старом добром прошлом; но тем не менее – бывшие друзья станут друг для друга незнакомцами, слишком многое будет их разделять.

Но я не имею права отложить перо сейчас. Есть ведь и еще кое-что.
*************************************
Он проснулся. Хотя вряд ли недавнее его состояние можно было назвать сном.
Поводя глазами по сторонам, он вспомнил, где находится. Поляна была завалена трупами; поверхность каменного обелиска рядом потемнела от крови… Его крови.
Впрочем, теперь-то у него крови нет. Вообще.
Он легко поднялся и улыбнулся мертвыми устами, поняв, что более ему не требуется стоять на земле, чтобы двигаться. Легко парили остатки его тела в нескольких сантиметрах над поверхностью земли.
Он бросил последний взгляд на письмена на обелиске. В длинном столбике имен, спускавшемся от верха к низу, теперь значилось еще одно. “Лекс Сафрин”.
Лекс Сафрин умер. Нет, конечно, некая часть от старого Сафрина осталась. Но в целом…он чувствовал себя чем-то большим. Намного большим. Вероятно, это же чувство испытывали все его предшественники, когда становились Певчими Смерти.
Певчий Смерти? Откуда эти слова в его сознании? Хотя…не имеет значения.
Называться Лексом он явно больше не имеет права.
Какой-то холодный голосок в уголке сознания подсказал ему новое имя.
- Кто ты? – лениво спросил бывший Лекс.
- Можешь считать меня первым Певчим. – отвечал голосок. – Благодаря мне ты стал таким. А я воплотился в тебе. Пока что мы еще две личности, но через пару минут окончательно сольемся. И звать нас будут так же, как звали и века назад – Картус…
Из мертвой глотки вырвался хриплый смешок.
Вскоре Картус растворился в тумане, нависшем над болотами…
Цитата поста      
True-man
Постов: 2845
Карма: 218
 0  
лучше пп написал
ну или ыбы продолжил бы это http://dota.by/viewtopic.php?t=21770
Цитата поста      
Модератор
Постов: 1994
Карма: 89
 0  
Batka писал(а):
лучше пп написал
ПП продолжу скоро, просто было вдохновение на это.
Batka писал(а):
ну или ыбы продолжил бы это http://dota.by/viewtopic.php?t=21770
а это мне лень заканчивать, да я уже и забыл, как хотел сюжет развить
будет нечего делать - мб допишу, но вероятность оооочень мала
Цитата поста      
Дотабаец
Постов: 4667
Карма: 1318
 0  
че то очень дохуя читать
Цитата поста      
Ньюсмейкер
Постов: 5188
Карма: 262
 0  
ты говорил что ты немного написал :E я и не думал что на столько "мало"
Цитата поста      
Забанен
Постов: 156
Карма: 0
 0  
Боюсь что до утра сидеть читать буду))
Но я обязательно почитаю
Цитата поста      
Модератор
Постов: 1994
Карма: 89
 0  
N1ntendo писал(а):
ты говорил что ты немного написал я и не думал что на столько "мало"
ну вот как-то так получилось :О там еще больше было, я целую главу вырезал, она была неудачна
кому сложно осилить весь текст разом - дак читайте по частям, просто запоминайте, на какой остановились :D
Цитата поста      
Предупреждений: 1
Постов: 9258
Карма: 223
 0  
в лол ушел что ли
а как фанфики по доте?
Цитата поста      
Продвинутый юзер
Постов: 6660
Карма: 696
 0  
аксит го го спойлеры
ломаем форум :E
Цитата поста      
Original
Постов: 4316
Карма: 334
 0  
Шивану откормили нубы.
Цитата поста      
Original
Постов: 4316
Карма: 334
 0  
УЖЕ 5 ЧАСТЬ.
1 фанфик который я читаю,все ахуенно вобще.
Цитата поста      
Модератор
Постов: 1994
Карма: 89
 0  
Бэйл писал(а):
в лол ушел что ли
а как фанфики по доте?
давно уже. ПП продолжу офк
N_E_R_U_B писал(а):
аксит го го спойлеры
ломаем форум
Я, кажется, понял, в чем была проблема, я пытался слишком большой объем текста в один пост впихнуть :О
Цитата поста      
Модератор
Постов: 2616
Карма: 11
 0  
бляя
вот это надо будет почтитать
гж гжгж
Цитата поста      
Новичок
Постов: 420
Карма: 0
 0  
Красава автор
Цитата поста      
Original
Постов: 4316
Карма: 334
 0  
слабаки,я уже до 6 части дошел
Цитата поста      
Модератор
Постов: 1994
Карма: 89
 0  
на примере Ламера видно, что читать это не так уж долго :О
все кто прочитает, отпишитесь о впечатлениях, мне это важно )
Цитата поста      
Предупреждений: 1
Постов: 9258
Карма: 223
 0  
слабак, я уже закончил
Цитата поста      
Original
Постов: 4316
Карма: 334
 0  
DA TY AHYEL
Цитата поста      
Предупреждений: 1
Постов: 9258
Карма: 223
 0  
лох
Цитата поста      
Модератор
Постов: 1994
Карма: 89
 0  
бэйл и ламер, вы в итоге дочитали? :О
я столько сил туда вбухал, напишите хоть, интересно получилось? )

ну и ап на ночь офк
Цитата поста      
Original
Постов: 4316
Карма: 334
 0  
еще не дочитал,мне очень нравится,продолжай.
добавь в след стори карму,трандла,насуса и ренека :)
я хз что с ними сделать можно.
или рассказы о ноксусе,демасии,и аении.
Цитата поста      
Дотабаец
Постов: 2353
Карма: 3
 0  
интересно, но понятие "фанфик" зажимает историю в рамки, слишком быстро развиваются события, маловато деталей и линейный сюжет.
написано хорошо, приятно, не было желания бросить читать, хотя у меня такое редко бывает.
продолжай!
Последний раз редактировалось: comanche_ua (29 Июня 2012 22:46), всего редактировалось 1 раз
Цитата поста      
Дотабаец
Постов: 760
Карма: 13
 0  
тимо плз в некст стори
Цитата поста      
Дотабаец
Постов: 1263
Карма: 23
 0  
раздели на части
если сравнить эту стену с предыдущими фанфиками по доте- 4.5Х размер, если не >
я как колесико крутнул так и желание читать пропало :dunno:
вообщем жду оформления
Цитата поста      
Модератор
Постов: 1994
Карма: 89
 0  
so SеntiMental писал(а):
раздели на части
если сравнить эту стену с предыдущими фанфиками по доте- 4.5Х размер, если не >
я как колесико крутнул так и желание читать пропало
вообщем жду оформления
Aefen'Reih писал(а):
но по непонятной причине форум ломается, если я так делаю :Е
неруб видел это адское явление
я хз как тут оформить без спойлеров :О

comanche_ua писал(а):
интересно, но понятие "фанфик" зажимает историю в рамки, слишком быстро развиваются события, маловато деталей и линейный сюжет.
замысел изначально был в том, чтобы в произведении небольшого объема написать о значительном периоде в жизни героев, отталкиваясь от важнейших моментов и событий. ) если бы было еще больше деталей/события развивались более спокойно, текст был бы еще объемнее, а он и так больше, чем я хотел )

Hello_Lamer писал(а):
еще не дочитал,мне очень нравится,продолжай.
comanche_ua писал(а):
написано хорошо, приятно, не было желания бросить читать, хотя у меня такое редко бывает.
продолжай!
ну, спасибо, я рад )

Hello_Lamer писал(а):
добавь в след стори карму,трандла,насуса и ренека :)
я хз что с ними сделать можно.
или рассказы о ноксусе,демасии,и аении.
comanche_ua писал(а):
продолжай!
Я подумаю над этим, вообще то планов продолжать фанфики по лолу не было )
Мб можно расписать сюжетные линии этого. Не уверен, короче.
Цитата поста      
Новичок
Постов: 498
Карма: -2
 0  
Таки шивана есть :D , еще не начал, ща прочитаю
Цитата поста      
Новичок
Постов: 244
Карма: 2
 0  
Хорош
Мне понравилось
Цитата поста      
Модератор
Постов: 1994
Карма: 89
 0  
ItIsStrange писал(а):
Таки шивана есть :D
А как же? :О
Цитата поста      
Забанен
Постов: 32
Карма: 0
 0  
когда ты писал по доте...по...д о т е... дотушке ... sadness ... это было красиво...эзяшьно...но когда ты взялся за этооо... название которой из трех а не из 4 букв...
я обиделся...
Цитата поста      
DotA.byКреатив сообщества LoL[Фик по LoL] Never-Ending Story
 

League of Legends
Гайд по герою Warwick Blood Hunter

Варвик был учеником у Алхимиков Зуана. Когда же началась война между Ноксусом и Ионией, он вступил наемником в Ноксийскую армию. Что было дальше, читайте в гайде…

Это интересно
Искусство войны. Теория быстрой игры

В статье выдвигается гипотеза, что быстрая игра (фастпуш, ганг) гораздо эффективнее медленной (лейт). Пусть автора простят поклонники Морфа, Спектры и Траксы :)

DotA 2
Tiny Stone Giant. Описание и скиллы для DotA 2

Тини — это герой, убивающий врагов с сильного прокаста из всего двух скиллов. Встречайте любимца публики.

DotA Allstars
Гайд для начинающих игроков в DotA Allstars

Этот гайд написан, чтобы показать самое основное, и некоторые продвинутые фишки в DotA. Он предназначен для людей, которые недавно начали играть в DotA.